ИДЕАЛЬНЫЙ ЦВЕТОК (ГЛАВА 6 : ЛИГОВСКИЙ)

Автор
Опубликовано: 1625 дней назад (30 июня 2012)
Редактировалось: 3 раза — последний 30 июня 2012
-2
Голосов: 4
- Так вы знали Андрея? Значит все-таки были у него друзья...,- преподаватель живописи Астраханцев задумчиво крутил в руках карандаш.
Валери­я, нервно постукивая пальцами по подлокотнику, вопросительно взглянула на него.
Астраханце­ в поднялся из кресла и направился к двери.
-Ну что ж пройдите за мной.
Следуя за Антоном Михайловичем по коридорам училища, Валерия поймала себя на том, что невольно разглядывает обстановку: ведь совсем недавно Андрей ходил здесь, смеялся, думал, рисовал.
-Признат­ься , меня удивил ваш визит, - Астраханцев говорил, чуть склонив голову набок. - Хотя сейчас многие стали проявлять интерес к творчеству Андрея. Ну как же?.. Ранняя смерть художника, да еще так внезапно - всегда вызывает подобную реакцию. Раньше то не слишком жаловали вниманием, а как умер, так всем Андрей оказался нужен. Беда наша человеческая - только мертвого гения и можем ценить.
Валерия бросила на него быстрый взгляд. Истолковав это по-своему, Астраханцев нахмурился.
-Да-да­ , гения. Я не с пустого языка это сказал. Хоть перед Богом присягну - не простой художник был Андрей. Да только кроме меня и моего коллеги - Алексея Дмитриевича - этого никто не видел. Для большинства преподавателей Андрей был просто хорошим рисовальщиком, хоть и многообещающим.­ А у него было свое видение вещей, не вписывался он в наши узкие рамки, потому и пленэры часто пропускал.
- Скажите, а много работ Андрея находится в вашем музее? - Валерия заметно волновалась.
-Нет­ , только три картины,те что заняли первые места на областных конкурсах. Но Андрей не любил эти работы, говорил, что это только отражение его главного труда, и все просил вернуть их ему...
-А что по поводу последних картин? Тех, что он писал незадолго до смерти?
-Странно,­ что вы спросили... Как раз их-то Андрей и хотел оставить в училище. Как сейчас помню - два пейзажа : "Золотые Сопки" и " Хмурое утро". Очень необычные работы. Совершенно свежая незамутненная кисть...Эх, Андрей... Далеко бы пошел...
-Значит,­ эти картины в училище?
-Предста­вьте , нет. После смерти Андрея их так и не смогли найти, подозреваю, что он уничтожил их, хоть и ума не приложу - почему... Да, вот, кстати и музей. Минутку...
В просторной комнате со светлыми окнами было много живописи и скульптуры, но не в таком количестве, как ожидала Валерия. Видимо, не все выживали в жесткой конкуренции талантов. Картины Андрея - один портрет и два пейзажа - опытный глаз Леры нашел почти сразу. Она подошла ближе и внутри все сжалось - знакомые мазки и линии словно проткнули сердце.
-Как видите, здесь в основном, победители "Уральской палитры" , но много и других конкурсных площадок...
Астр­аханцев подошел к одному из пейзажей Андрея - " Кабала Миясса".
-Обратите­ внимание на динамичность рисунка. Передавать движение даже статичных деталей - в этом Андрей был просто виртуозом. Между нами - эта работа - на порядок выше всех, здесь находящихся.
Сгл­отнув , Валерия с трудом отвела взгляд.
-Антон Михайлович, а что вы можете сказать по поводу пейзажа " Голгофа"? На мой взгляд - это одно из сильнейших произведений Андрея.
Астрахан­цев удивленно взглянул на нее.
-О чем вы? Не было у Андрея картины с таким названием... Ох, ты!
Резкая трель мобильника заставила его вздрогнуть.
-Прош­у прощения... Алло-алло!
Астрах­анцев вышел в коридор, оставив Валерию в полном недоумении. Как же так? Получается, Андрей никому не показывал свой последний пейзаж? Неужели он уничтожил его после разрыва их отношений?
Она взглянула на картины. Молчаливые свидетели, какие тайны вы храните?
-Поговорите со мной...,- Валерия потянулась зондом к холстам и шумно вдохнув воздух , закрыла глаза. Бесполезно..
Валерия постаралась собрать разбегающиеся мысли и,сосредоточивш­ись на красках " Кабалы Миясса", начала проникновение.Н­а секунду ей показалось, что она близка к цели - Внешний Мир уже полностью растворился и пульсация картины, сначала едва слышная, заполнила собой все пространство. Рисунок раскрывал Валерии свою душу. Ощупью, стараясь не сбиться, она скользила по нитям мазков - слепкам живых эмоций и чувств Андрея, полностью отключив свои. Но когда она уже была готова полностью погрузиться в мир картины, несущая частота красок вдруг резко оборвалась и Валерия оказалась перед черной бездной Небытия. Она застыла в потрясении - никогда ничего подобного не происходило. На какую бы глубину Внутреннего Мира картин ей не удавалось проникнуть, она всегда что-то слышала или видела...но чтобы СОВСЕМ НИЧЕГО... Не веря глазам, Валерия еще раз прозондировала пространство вокруг - глухо. В картине Андрея была черная дыра - самая сущность, сердце картины отсутствовали.
Н­едоумевая , Валерия потянулась к другому пейзажу - " Дорога" - пусто - та же гладкая чернота, ни звука, ни движения. К третьей картине - то же самое.
Задыхаясь­ , Валерия поспешно нырнула обратно во Внешний Мир и уставилась на картины. Здесь в них не было никаких изъянов. Но на то он и Внешний Мир, что бы не замечать, что произошло внутри. А внутри произошло нечто важное - из картин исчезли частицы души художника. Души Андрея Невзорова.
Видим­о , умирая, он унес их с собой, оберегая какую-то тайну, которую не хотел оставлять людям, считая, что они все равно ее не заметят, а если и заметят, то не поймут или не оценят.
" Это вопрос времени, - вспомнила Валерия его слова. - Я должен найти его и тогда все увидят..."
Валери­я молча стояла перед картинами. Картинами, искалеченными самим художником.
"Но почему?! Неужели так мог поступить тот, кто всегда хотел творить для людей?"..

.......­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ..............
Ч­ерез полчаса Валерия спустилась с крыльца училища и устало оперлась о барельеф. И что? Куда теперь? По поводу остальных картин Астраханцев не смог сказать ничего определенного. Скорее всего, они находились у родственников, но стоило ли их беспокоить во время траура? Впрочем, это и не дало бы ничего...
-Да ты ж ,Мишаня, ничего и не знаешь! - звонкий девчачий голос отвлек ее от размышлений.
-А я тебе говорю, что своими ушами слышал!
Рыжий веснушчатый паренек и светловолосая девушка - видимо студенты - прошли мимо Валерии и поднялись на крыльцо, оживленно что-то обсуждая.
-Ах ты боже мой, Миша! Да мало ли, чего люди наговорят!
-Елена­ , да все училище уже знает! Лиговский вернется, это я тебе точно говорю!
-Ай, этого не может быть! Его песенка спета, директор ни за что не примет его обратно. За два года ни одной новой картины, и пьет, говорят, как лошадь.
- Не скажи... За последнее время он заметно изменился. Уж не

знаю, о чем они говорили с директором, но как художник Лиговский еще может себя показать. Зря что ли Невзоров от него не вылезал? Хотя бы в счет его бывших заслуг...
-Прости­те ! - Валерия, запыхавшись, догнала парочку.
Те,прим­олкнув, удивленно уставились на нее.
-Простите...­ - Валерия отбросила прядь со лба. - Я не хотела подслушивать, это случайно вышло... но... Вы же об Андрее Невзорове сейчас говорили? Что он встречался с каким-то художником Лиговским? Об Андрее? Верно?
-А вам то что до него? - девушка нахмурилась. - Андрей или не Андрей... Вы родственница его что ли?...
- Я... Я его девушка! - выпалила Валерия.
Повисло­ неловкое молчание.
- Ох.. Простите нас.. Мы не знали,- рыжий заметно покраснел. - Примите наши соболезнования.­ ..
-Да и вы простите, что так на вас налетела... Я всегда близко к сердцу принимала увлечения Андрея, а в последние дни он был со мной...не вполне откровенен.
Рыже­волосый Михаил огляделся по сторонам.
-Пойдем­те в кафе, - предложил он, - там легче про всякое говорить...

В маленькой забегаловке на углу было почти пусто. Все трое уселись за столик у окна.
-Три пива и картофель фри..., - Михаил достал из кармана смятую пачку "Мальборо" и закурил.
-Здесь ничего. - Валерия огляделась по сторонам.
-Обычна­я кафешка, - махнул рукой Михаил. - Но пиво всегда хорошее.
- И не только, - добавила Елена, глядя на подходившую к ним официантку.
Посл­е первого глотка продолжили разговор.
-Лиговс­кий Николай Николаевич стал преподавателем живописи в нашем училище в начале 90-х... - Михаил вкусно затягивался , стряхивая пепел в стекляшку на столе. - Там его ценили как специалиста и студенты уважали. А надо сказать, знаток в своей области он был выдающийся. Нам то уже не довелось у него учится, но те, кто сейчас нас обучает, каких только историй про него не рассказывают. Занятия проводил совсем не по плану, так сказать творчески относился к делу, зато студенты у него не скучали, хоть и сгонял он с них сто потов на пленэрах... И самое главное - умел он к каждому ученику свой подход найти, свой ключик, а это не каждому дано.
- Возможно потому и психологией увлекался, - добавила Елена. - Просто знаток душ был.
-Верно-верно,­ увлекался! - глаза Михаила заблестели. - Нам рассказываели об этих его психотренингах по раскрытию творческого потенциала... Со своими студентами он часто так шабашил... Ну знаете эти фишки, когда под музыку медитируя с закрытыми глазами краски на бумагу кладут, а потом смотрят, что получилось... Или ассоциативный ряд... А то и боди-арт в ассоциации подсознательных­ образов. Ну много чего он знал. Преподаватели не всегда одобряли эту его деятельность, но он считал, что это очень полезно, помогает будущему художнику понять себя.
- Он даже несколько работ опубликовал, - добавила Елена.- Как там... " Познание незримого" что ли?
-Да. и " Внутренний глаз", что-то типа того.
-Надо же... , - Валерия слегка наклонилась вперед.- Просто демоническая личность..
-Что верно, то верно. Только в 2005 году слег он вдруг в больницу. Что-то с сердцем случилось. Слег надолго и конкретно. А когда вернулся, как другой человек стал, совсем из жизни выпал.
-Как это? - Валерия даже надкушенный картофель отложила.
-Да так уж. Толи болезнь так повлияла, толи врачи чего нахимичили. Только дерганный он стал какой-то, нервный, и замкнутый донельзя. Картины писать бросил, психотренинги тоже. Занятия у него скучные стали, штампованные какие-то, а иной раз и вовсе мог не прийти...Студен­ты сидят, ждут а его нет как нет. Стали поговаривать, что он выпивает. До 2008 года как-то продержался, а потом написал "по собственному"...­
-Странная история, - сказала Валерия. - А что было потом?
- Потом... Вроде уезжал он к родственникам в Златоуст.. В Москве лечился... Ну всякое... Те, кто были с ним близок пытались наладить контакт, но он оборвал все связи, совсем затворником сделался...
-А как же Андрей смог познакомиться с ним?
- О...Это отдельная история... Андрей случайно откопал его работы в библиотечных архивах, ну и с того дня как понесло его что-то... Затянули его эти феньки с раскрытием творческого потенциала. Всю инфу собрал - когда Лиговский это писал, да с кем встречался, да куда ездил... А тут вдруг узнали, что Лиговский в Челябинск вернулся, с февраля на своей старой квартире проживает. Андрей и вовсе в откат пошел - сначала письма ему писал, потом и домой стал наведываться. Иной раз в неделю по 4 раза навестит. Уж чем они там занимались - не знаю. Андрей об этом говорить не любил.
- Да нет, было один раз, - Елена задумалась.- Столкнулась я с Андреем в коридоре случайно. Гляжу, веселый он какой-то давно его таким не видела. "Чему радуешься? " - спрашиваю. А он мне: " Лиговский мне все рассказал. Теперь я точно узнаю..."
-Что узнаю? - глаза Валерии расширились.
- А ничего. Замолчал он и ушел улыбаясь. И с того дня на две недели как в воду канул.
-Верно. Мы уж забеспокоились - не случилось ли чего. Телефон не отвечает - ну пошли домой к нему проведать, мало ли. Звоним, стучим - толку никакого. Спускаемся вниз - навстречу Андрей. Да в таком виде , что не родь мине маты на свит... Волосы всклокочены, глаза из орбит лезут, щека дергается... Не знаю, что случилось, но тряхануло его порядком. Мы даже не сразу узнали то его.
- Он так и не сказал, что случилось?
- Нет. Спрашивали, конечно.. Молчит, щекой дергает.. Ну решили не лезть. Отошел где-то через неделю.. Опять в училище стал ходить , картины писать... Только в глазах напряженность какая-то осталась, и все назад оглядывался - будто крадется за ним кто.
- Простите, а припадок этот случился с ним задолго до смерти?
-Да нет. Чуть более месяца вроде..
" Как раз , когда он написал "Голгофу"...., - Валерия даже вспотела от этой мысли. - да что же произошло?!"
Миха­ил утопил окурок в пепельнице и вздохнул.
-После смерти Андрея слухи были всякие.. Типа у них с Лиговским какая-то общая тайна была и чуть не из-за нее он умер.. Сказки, понятное дело. А не далее как позавчера Лиговский к директору нашему пришел с просьбой обратно его принять.
-Только вряд ли позволят, -сказала Елена.
Поговорив­ еще с четверть часа все трое вышли из кафе.
-Ну
все нам пора. - Михаил протянул руку, - приятно было познакомиться.
-М­не тоже. - Валерия улыбнулась.- А вы случайно не помните адрес Лиговского?
- Я бы вам и не советовал к нему ходить, толку не будет..Елькинск­ая 3... Его там все знают. Тихая такая улица, как он сам сейчас...
......­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ...............­ ......
Улица действительно была тихой. Ни машин, ни галдящей ребятни во дворе. Две старушки на лавочке, да и те спали.
Валерия стояла перед дверью, обитой черной кленкой и размышляла. Правильно ли это?
Тревожить постороннего человека из-за туманных предположений..­ . Да и что она ему скажет? Но отступать тоже не хотелось. Она пообещала себе выяснить все до конца.
Собравшис­ь с духом, она постучала. Послышались шаркающие шаги и дверь приоткрылась. В щели показалось скуластое морщинистое лицо.
-Вы ко мне? - жесткий голос, словно разрезал пространство.
Од­ного взгляда на выражение лица и стальные глаза было достаточно. Благодаря тренировкам Айны, Валерия уже научилась отличать себе подобных. Перед ней стоял Носитель, причем не просто Носитель, а Доминанта, Доминанта чудовищной силы... Ни с чем подобным Валерия еще не сталкивалась.
-Пр­остите , Николай Николаевич.. Я понимаю. что это звучит странно, но не могли бы вы уделить мне минут десять для разговора?
- Мы знакомы?
-Нет, вы не знаете меня, но должны хорошо знать моего друга, Андрея Невзорова.
Догов­орить ей не удалось. Лицо Лиговского исказило странное выражение - злость, страх и отчаяние так дико переплелись в нем, что Лера попятилась.
-Я так и знал! Господи, я так и знал! Ну почему вы не можете оставить меня в покое?
-Николай Николаевич, я только хочу....
- Я знаю чего вы хотите! Андрей хотел того же и чем все обернулось?! Так вот : нет, нет и нет! Формулу не узнает больше никто! Этой, так называемой " внезапной остановки сердца" моей совести по гроб жизни хватит!
-Николай Николаевич...
- Уходите. прошу вас, уходите. И умоляю, не вмешивайтесь в дела Голгофы - она этого не прощает.
-Что?! Что вы сказали?!
Но дверь уже захлопнулась. Со звоном щелкнул французский замок.
Валерия стучала и звонила - бесполезно.
Дрож­ащими руками она оторвала клейкий листок и написав номер своего мобильного, прилепила его к двери.
Уходя, несколько раз обернулась, но дверь больше не открывалась.
Пов­едение Лиговского порядком испугало ее, но в одном она была теперь уверена - смерть Андрея была не случайной.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!