-4 RSS-лента RSS-лента

Подайте хто могет

Автор блога: ludoved
Повод для размышлений
Фатальность исхода в начале
Счастливая жизнь -- не всерьез
Соленое море печали, вобравшее капельки слез
Но в море попала слезинка рожденная счастьем и вот
Фатальность исхода в начале разрушила море невзгод
Одна лишь слезинка и все же, фатальность фатальности рознь
Одна лишь для горя пригожа, другая для счастья...... Позволь?
Но если фатальность исхода в НАЧАЛЕ, так есть ли она ---
Соленое море печали испившее что-то до дна
ludoved -1 5 комментариев
Сказка о черте который решил стать богом
Учитывая пожелания и контингент зрителей, я решил изложить уроки в виде сказки

Итак, сказка о черте который решил стать богом

Надоело как-то черту жить чертом и решил он стать богом, но как это сделать? И решил черт найти бога и у него поучиться. Долго бродил по свету, у разных богов учился, но все какие-то куцые - не совершенные боги ему попадались. Умаялся в своих поисках, сел на камень и пригорюнился. Да есть ли он - этот самый бог на свете? Сколько времени, сил потратил, а его так и не нашел. Посидел посидел так и решил позвать бога. А вдруг он сам ко мне придет, думает. Звал звал, ни слова в ответ. Рассердился черт -- Бог, а Бог, черт бы тебя побрал, неужели так трудно отозваться? Ведь говорят ты все видишь и слышишь? Или врут люди и сказки все это?
-- А ругаться обязательно? -- вдруг кто-то мысленно спросил черта. Ой, кто это? -- испугался черт. -- Тот кого звал -- опять мысленно прозвучало в ответ. -- А почему я тебя не вижу и не слышу, а такое ощущение, будто это я сам с собой мысленно разговариваю? -- Так и должно быть. А почему так -- объяснять долго. Так зачем звал? И черт решил излить наболевшее. Бог ли не бог со мной разговаривает, хоть отведу душу, думает, а там видно будет. И начал свое откровение.
Надоело мне выслушивать проклятия в свой адрес. Не хочу больше жить чертом, хочу стать богом. Но что ни делаю, ничего у меня не получается. Вот совсем недавно, слышу проклинает меня мужик за то, что, якобы, я увел у него корову. Целый день я потратил чтобы найти ее и вернуть обратно. А когда сделал доброе дело, благодарить за помощь начал мужик не меня, а тебя. Почему? В чем причина? -- А черт ее знает -- ответил бог. -- Может и знаю, но не догадываюсь об этом. Помоги понять, научи как стать богом?
-- Почему бы и не помочь, раз уж мы встретились -- ответил бог. --Ты когда-нибудь задумывался что в тебе есть? -- Нет -- ответил черт. -- А чего тут задумываться. Все что мне приписывают и посылают люди, то и есть. -- А что приписывают и посылают тебе люди? -- опять спросил бог. Да, пожалуй, все что есть в них самих. По частям злость, ненависть, лень, глупость, жадность посылают. Бывает что и любовь посылают, дружбу, веру и правоту, храбрость, верность и прямоту иной раз посылают. И целиком друг друга посылают. Да что там друг друга, даже богов порой посылают. -- Что, своих богов -- спросил бог. -- Бывает и так, но чаще чужих. А в результате все они во мне побывали. Занятные, скажу я тебе, иной раз боги попадаются. По молодости то я как думал -- съем бога и сам стану богом. -- Ну и как, стал? -- спросил бог. -- Как видишь -- вздохнул черт. -- Разве это возможно - бога съесть, если это не пряничный бог? -- Так люди считают что бог их собой кормит, вроде дойной коровы. -- Все так считают? -- спросил бог. -- Не сказать чтобы все, но довольно много -- ответил черт. -- Зачем же бога пытаться съесть? Какой прок в этом? -- Спроси что полегче -- ответил черт. -- Думаешь я от нечего делать к тебе пришел? Устал я уже и чертом жить, и в человеческих богов играть.
-- И в каких богов играл? -- спросил бог. -- В разных -- ответил черт. Поначалу, когда силы во мне было -- девать некуда, захотелось мне славы, богатства и власти и стал я тогда грозным богом. Тиран, деспот, капризен, коварен , злопамятен....одним словом жуть. Чуть что не по мне, сразу голову с плеч, ни каких тебе суда, законов и адвокатов. Первое время нравилось. Слава, даже такая, богатство и власть штука приятная -- какое-то время. А потом, поначалу скучно стало -- все меня боятся, со всем соглашаются, какую чушь не ляпнешь, все непревзойденной мудростью признают. Ни тебе поспорить, ни по душам поговорить не с кем. Не поверишь, поглупел так, что собственные дети надо мной потешаться стали, но за глаза, а в глаза все льстят и восхищаются. Я же, хоть и поглупел, но не на столько, чтобы не замечать этого. Подозрительным стал, недоверчивым, везде измена и заговоры мерещатся, и сна и покоя лишился, ничего уже не радует. Ну их к лешему славу и власть эти, думаю, если они, вместо удовольствий и радости, одни страдания приносить стали. Тут у людей другой бог созрел. Сам себя он богом не называл, врать не буду, зато люди его так звать стали, на это я и купился. В созерцании, говорит, нет места страданию. Будешь лишь созерцать, не будешь страдать. Вот, думаю, как раз то что нужно -- не страдать, а на все начихать. Извини, созерцать, я хотел сказать. Кругом воюют, страдают и убивают, власть, деньги или еще чего делят. Болеют, старятся, умирают..... А я сижу созерцаю и ничегошеньки меня не касается. Вот, думаю, все-таки есть бог на свете, разве бы я сам до такого додумался. -- И долго созерцал? -- спросил бог. -- Нет, не долго -- сокрушенно признался черт. Это мне по началу -- по привычке, одни страдания вокруг мерещились. А когда за свою шкуру боятся перестал -- кому я мешаю, кому я нужен, лишь созерцающий то, да пригляделся этим самым своим созерцанием, стал замечать что люди не только одними страданиями живут, но и радостей у них навалом. Родится кто - радуются, помрет тиран вроде меня бывшего, тоже радуются. Любимому делу рады, избавлению от подневольного тоже. Отдыху после работы радуются, работе после отдыха тоже рады. Но вот что удивительно непонятно мне, дела у людей вроде одни и те же, а вот восприятие дел у людей разное. Почему -- не пойму. И еще созерцание кое-что мне понять помогло -- оказалось, что можно не только тиранить, завидовать, обижаться и отбирать, но и делиться, дружить и любить друг друга и как любить.... Иной раз увидишь как люди любить друг друга умеют, да за один такой день тысячу лет созерцания отдать не жалко, лишь бы меня так любили. Насмотрелся вот так и спросил себя -- Ну не дурак ли я? Люди, простые смертные, и те живут. А я сижу -- чурка чуркой с глазами, созерцаю. Да кому нужна такая вечная жизнь? Такого только по недомыслию или в насмешку можно назвать Богом. -- Для начала не плохо -- похвалил черта Бог. -- А что я хуже других? -- возгордился черт. И у меня голова не только лишь для того, чтобы шапку носить. -- Не зазнавайся, ты далеко не все понял -- ответил Бог.
Вот с той самой минуты, когда я кое-что понял, и кончилось мое созерцание -- продолжал черт. Захотелось мне любить и быть любимым как Бог! Тут как раз такой бог у людей объявился. Я к нему в ученики собрался было податься, но не успел, его же ученик его и продал. Поначалу то я не придал этому значения -- с кем не бывает, стал учиться у учеников его, да так успешно, что скоро стал у людей почетным святым и потянулись ко мне люди. Вот тогда то я и почувствовал -- опять что-то здесь не то. Чувствую, что не то, а что понять никак не могу. Вот люди и помогли понять. Я то после своих тиранств и созерцаний до того по любви соскучился, что всему только на слово верил. Как слово "Любовь" услышу, так все во мне замирает в ожидании чуда какого-то. А люди нет, им многим любовь не в диковинку. Поэтому они куда спокойнее и разумнее -- сомневаясь и размышляя, к любому делу подходят и к любви тоже. С их вопросов - ответов и началось. Я ведь как учил -- как попугай, что слышал, то и повторял, а о смысле слов не задумывался. Люди заставили. -- Возлюбите бога превыше всего -- говорю, а они мне -- Которого? -- отвечают. Этих богов с их служителями как мышей развелось, и все норовят в амбар залезть на халяву. -- Возлюбите ближнего как себя самого -- говорю, а они мне -- Это если себя очень любишь не плохо, а если недоволен собой, ненавидишь себя за что-то, тогда как к ближнему относиться, так же? -- Что на такое ответишь. -- Не возжелайте у ближнего ни вола его, ни раба, ни жены его -- поучаю. А они мне -- А если и вол и раб и жена его спят и видят как бы избавится от придурка мужа-хозяина, тогда как?
Я к учителям своим -- разъясните мол, но быстро понял, что и сами они не более моего знают, вот только признаться в этом ни мне ни себе не хотят и все косят на происки черта с дъяволом. Но я то черт и знаю, что не при чем я, чего напраслину на меня валить. Тоже мне, святые богоугодники, сами ни в зуб ногой, а виноватых на стороне ищут, таинствами прикрываются. И вообще, слишком уж много у них этих самых таинств. Такое ощущение создается, что меня красивой приманкой куда то и зачем то заманивают. А чтобы я не догадался куда и зачем, еще и запугивают вечными муками, если им на голую веру служить не будешь. Ну совсем как я когда то тираном своих поданных воспитывал -- кнутом и пряником. Только я хоть не притворялся что всех как себя самого люблю, и за бога себя не выдавал, а лишь за его наместника -- временно исполняющего обязанности, так сказать. Вобщем понял я, что очередной лохотрон это и пришлось мне опять в черти податься. По крайней мере, хоть притворятся не надо и милостыню у людей клянчить. Вот уж чего-чего, а черта кормить-поминать люди не разучились. -- И что, всегда и все кормят? -- спросил бог. Ну, не всегда -- замялся черт. -- Расскажи о таком случае -- попросил бог.
--Cтыдно рассказывать, да ладно уж -- согласился черт. Встретил я как то мужика, ну до того довольный и счастливый, тьфу, смотреть тошно. Погоди, думаю, я тебя обломаю, будешь меня через слово кормить-поминать. Для начала решил жену с ним поссорить. Позвал свояченицу -- старушке до пенсии всего ничего осталось, а такая безрукая, ну ничегошеньки за свою жизнь толком делать не научилась. И все то кругом у нее виноватые, на всех то она обижается. Вот, думаю, пусть и поучит жену уму-разуму, передаст так сказать свой опыт. -- Ну и как, передала? -- спросил бог. -- Да где там, махнул рукой черт, как не [*цензура*]ла мужа, как не пыталась жену с ним поссорить, а жена ей -- Что, завидно? -- отвечает. Как не уговаривала ее себя пожалеть, отдохнуть, все от нее жена отмахивается. -- Жалеть, говорит мне не о чем. Все что хотела иметь у меня есть, а что еще захочу -- будет. А бездельничать отвечает мне некогда. Ведь и по дому успеть все сделать нужно, и за детишками присмотреть, и мужу помочь. Я говорит отдыхаю когда за другое дело берусь. Так и померла старушка с голоду не дожив до пенсии, не захотела жена кормить ее поминать, хоть ты тресни. А я то думал доброе дело ей сделаю, ведь если вредишь другим с результатом, и у нас год за два считают. -- Сами такое придумали? -- спросил бог. --Нет, у людей научились -- ответил черт. Тогда решил я сам за мужика взяться -- поначалу дом ему спалил. А он посмотрел на пепелише и говорит -- Слава богу, давно пора было новый дом ставить, тесноват был прежний, теперь и ломать не придется. -- И как, поставил? -- спросил бог. -- А чего ему не поставить когда любая работа в его руках горит, да и детей под стать себе вырастил. Хуже того, пришли и родня, и соседи, такой дом за неделю отгрохали, я таких еще и не видывал. Тогда решил я хворью обернуться и так его одолеть. -- Одолел? -- спросил бог. -- Одолеешь его, как же, вздохнул черт. Ведь он такие мешки ворочает -- лошади шарахаются, каждую неделю в бане парится. Полез я было за ним, да чуть не помер. И как он такую жарищу терпит? А когда он зимой в прорубь полез, все думаю, пора менять тактику. Изловчился все-таки -- подножку ему подставил. -- Ну и как? -- спросил бог. -- Как как, каком кверху,-- в серцах передразнил черт. Не только мужик, но и сам я ногу сломал, теперь вот одна короче другой, за версту видно что я хромаю. -- А мужик? -- спросил бог. -- А мужик только посмеялся. Ну и увалень, говорит, я стал, под ноги то смотреть нужно. Наложил лубки какие-то и опять за свое -- слава богу, говорит, давно мечтал научиться на балалайке играть, да все не досуг было. А через месяц и на балалайке играл так что безногие в пляс пускались и стал здоровее прежнего, не то что я. Совсем отощал было я, еле ноги таскаю, не хочет меня мужик кормить-поминать, хоть ты тресни. Спасибо нашлись все же добрые люди, и пригрели, и накормили -- у монахов приют нашел. У этих кругом одни черти, с такими не пропадешь.
Да, многое тебе удалось понять, сказал бог. Вот что значит пожить и тираном, и созерцающим, и вселюбящим, и даже чертом, но среди людей. Многое тогда возможно понять бывает. Многое, но не все, согласился черт, от того не легче мне стало. Все думаю -- почему ни людям, ни мне, не удается бога найти и понять? Кто такой это -- Бог? Возможно ли это -- найти и понять его, или Он сам не хочет этого?
Хочет, очень хочет, ответил Бог. Вот только найти и понять Бога очень не просто. Почему? -- спросил черт. Так ведь, и я не прост. И чтобы найти и понять Бога, необходимо и обязательно самому становиться Богом. А вот стать Богом никому не возможно. Как же это понять? -- удивился черт, -- становиться тем, кем стать нельзя? -- Именно так -- ответил Бог -- Ты неплохо поставил задачу. Осталось понять почему так и как решать ее. Ты ни куда не торопишься, разговор предстоит долгий? -- Я уже столько раз торопился стать богом, что один раз можно и не спешить -- ответил черт. Не плохо сказано для начала, постарайся не забыть что ты сейчас сказал.

Продолжение следует.
ludoved +1 84 комментария
подайте хто могет
Товарисчи жалующиеся и жалельщики, есть у меня к вам слезное предложение -- кто подскажет где можно пожить без катаклизьмов, мировых проблем и перстом указующих?
Интересуют меня места подальше от цивилизации, чтобы лес был с грибами и ягодами, озеро или речка с рыбкой не в томатном соусе, и какое ни какое жилище. Пусть со старичком или старушкой, не обремененных многочисленной родней.
Здоровьем бог не обидел, профессий ни рук ни ног не хватит все перечислить, так что в обузу не буду.
ludoved -4 40 комментариев