+43 RSS-лента RSS-лента

Прыжки в реальность

Автор блога: jonalivi
Зарисовка
В ноябрьском мраке и неоне,
Раздувшись, будто труп врага,
Всплывает жизнь моя и тонет,
Надежно замкнута в кругах.

За непрозрачным Цинциннатом
На плаху голову кладу,
И вопль отчаянный заката
Вдруг удаляется куда-то,
Как осознание в бреду.

Трамвай - неутомимый гонщик,
Любимец ряженых витрин.
Идя тропой привычных строчек,
Кондуктор что-то мне бормочет
В затылок: длинное, короче
И торопливое "аминь".
воскресный вечер
Воскресный вечер. Воздух вдруг
Лишился кислорода.
Тревога замыкает круг,
Не терпящий свободы.

Дубы и клены в этот час
Зловеще почернели,
Как будто клякса расползлась
По детской акварели.

И суета не помогла
Заполнить пустоту.
Неделя сожжена дотла,
Как корабли в порту...

И к смерти я тянусь сама,
Но не могу обнять.
Сначала будни. И зима.
Нет: ужин и кровать.
грустное
Существовало, помнится, простое -
Нить Ариадны вдоль судьбы капризной.
Коль рушились отдельные устои
Как результат душевных катаклизмов, -
По ней я проходила над обрывом.
(Не то чтобы легко и бестревожно,
Заметно паникуя - но красивым
Ландшафт казался, а маршрут - возможным.)
Разруха представлялась поправимой,
Полезной для развития отчасти,
Отравленное пролетало мимо,
Не заражая дефицитом счастья.
Тектоника все так же вынуждает
Одолевать неровности рельефа,
Но нити больше нет. И побеждает
Уверенность, что дальше не проехать.
Мне бы маяк. Внутри, снаружи - сыро
И меч дамоклов свесился впридачу,
А я под ним пустую, как квартира,
Жильцы которой съехали на дачу.
jonalivi +1 1 комментарий стихи
квартирный вопрос
Житье с родителями превратилось в какой-то кошмар. Я могу выдержать не более 30 минут общения с мамой в день. В ее стиле поддерживать разговор какое-то время, а потом внезапно прекратить его и начать отдавать мне команды. Если я чем-то занимаюсь в это время, она будет пытаться выхватывать у меня из рук предметы, что-то по-своему доделывать и переделывать, стоит мне отвернуться, и называть это помощью. То, что мне это не нравится и я каждый раз раздражаюсь, ее никак не сдерживает - в какой бы форме я к ней ни обратилась, она игнорирует мои слова так, словно я несу полную чушь, на которую и внимания обращать не стоит. Если я тороплюсь, то она обязательно расскажет мне о том, как плохо себя чувствует, и не может понять, что у нее болит, - а, когда я всерьез забеспокоюсь, через минуту схватит швабру с такой энергией, какой от плохо себя чувствующего человека ожидать трудно. С папой легче: ему общение со мной нужно только для того, чтобы продемонстрировать, как он начитан и умен. Если я имею отличное мнение или хочу внести что-то в разговор, то это вызывает яростные возражения или издевательские придирки к словам. Но, по крайней мере, он не навязывается.
Самое ужасное, что, чтобы быть услышанной, мне приходится разговаривать с ними в той же агрессивной манере, какую практикуют они сами. Они теперь изъясняются так же, как репортеры в новостных выпусках: громко, быстро, с какой-то неестественой эйфорией, не допуская никаких признаков сомнения или размышлений в голосе.
Все это просто отвратительно. Надеюсь, через полгода я перееду на съемное жилье.
Памяти старой дружбы
Да здравствует свобода от друзей,
Что рады с нами в парк или музей,
Но прочь бегут от нас, как от чумы,
Как только помощи у них попросим мы.
jonalivi +1 1 комментарий стихи
Гудбай
Грустно, потому что наступил конец старой-старой дружбе. Последней со времен детства. Как обычно, ссора произошла из-за пустяка, а вот потом я открыла для себя, что никакую претензию я своей подруге высказать не могу: если это открытая претензия, то я груба и нарушаю правила хорошего тона, если я иронизирую, то я ее не уважаю, если я настаиваю на том, что это важно для меня, то я давлю на нее, если я прошу ее высказать, как она видит эту ситуацию, то я докапываюсь, а если я возражаю ей, то я превратно понимаю ее слова. И она, кругом правая, в конце концов заявляет, что я нарушила правила хорошего тона и она больше не намерена продолжать спорить на эту тему. Равно как и общаться со мной, естественно. Очевидно, что она испугалась конфликта как огня. Но меня другое шокировало: когда я с ней разговариваю, это внимательный и чуткий человек, а тут - такая ярость в ответ на мои слова, как будто я ей лютый враг и жестокий преследователь. Да еще с упреками в том, что я отвечаю не так, как ей было бы удобно. И на то, что я десять раз ей сказала: ау! услышь и меня тоже, - никакой реакции. Очевидно, что ей наплевать, что я думаю и чувствую, а я все пытаюсь как-то это оправдать и сказать: ну, наверное, что-то с ней случилось, на самом деле она добрая и заботливая. Хотя, если вспомнить, были похожие ситуации и раньше, а потом проходило время, мы снова начинали общаться, по моей инициативе, - и вроде бы все шло нормально: я уже не злилась, а иногда еще и чувствовала себя виноватой, что начала весь этот спор. И теперь мне кажется, что глупо было вести себя так: я имела дело с каким-то подставным лицом, которое демонстрировало мне только то, что я хотела бы увидеть. Это ее правила жизни, она живет по ним - сперва хороший тон и имитация наиболее подходящих ситуации эмоций, потом искренность. Я думала, что мы во многом похожи и воспринимала ее как близкого, понимающего меня человека, - а тут эта иллюзия рухнула. Нельзя идеализировать людей.
* * *
И не солдатом, приказа ждущим
Прослыть героем ценою жизни;
И не монахом, изгнавшим память
О том, что в мире - не только кельи;
И не невестой, любить готовой
Того, кто денег предложит больше;
И не отцом, что научит сына,
Что сильный прав и презренна слабость;
И не ученым, кому не дорог
Путь истины - одного почета;
И не рабом, что к плетям привычен
И счастлив, если другой наказан;
И не тираном, что присуждает
Врагам тюрьму, а друзьям - награды;
И не атлантом под тяжким небом,
Который, морщась, кичится грузом, -
А человеком, подобным ветру, -
Чуть долговечней и чуть печальней.
Memento mori-2
Овалы эмали, гранита квадраты,
Скупые эпитеты, парами даты.
Безмолвная тень неизвестного дня,
Кивая, с улыбкой глядит на меня,
А я ей стараюсь казаться отважной.
Она не торопит - порой лишь покажет:
Из верхней, невидимой чаши часов
Еще мне положен от жизни песок.
Как в детстве, играю за этой оградой
С кошмарного сна леденящей прохладой.
И тени нужны, чтобы помнить: игра
Однажды закончится. Будет пора.
Memento mori
Удел человечий - разыскивать вечность
В тоннеле с бетонной стеной тупика,
Надеясь успеть перебраться на встречный,
Хотя ни один не встречался пока.
Лекарство от одиночества
Я стою на переходе и думаю о том, что пора почитать книгу Ирвина Ялома о страхе смерти, - вроде бы я не смерти боюсь, а жизни, но какая разница? И сразу после этого вздрагиваю, потому что какой-то мужчина заговаривает со мной. Обычно, если я оборачиваюсь, то вижу мутные глаза и такую ухмылку, что хочется иметь под рукой что-нибудь тяжелое на всякий случай. А тут - симпатичное открытое лицо, глаза живые и умные. За два часа прогулки я по-прежнему не нахожу серьезного подвоха, а нахожу интересного собеседника. Материализация.
jonalivi 0 Нет комментариев