Abyssus abyssum invocat

Автор
Опубликовано: 666 дней назад ( 9 февраля 2015)
Редактировалось: 2 раза — последний 9 февраля 2015
+2
Голосов: 2
Так и живешь – беспечно, одним днем.
Добываешь огонь, затем играешь с огнем,
Уцененный коньяк
Каждый вечер
Клюет твою печень —
И крыть нечем.
В целом, все тлен. А ты в этом плену – Питер Пэн.
Но когда ты пьян, ты – Левиафан,
И Москва тебе не Москва, а как минимум
Зурбаган,
Когда ты пьян.
Рассказываешь: где-то там корабли уходят
за горизонт,
На оранжевом пляже холщовый зонт,
Под которым метр на метр тень,
Начинается новый день.
Где-то там посвящают слова богу Джа,
Исповедуются, дрожа,
Вздыхают – мол, тридцать, пора рожать.
Где-то там, в коробке с карандашами
Дремлет Ницше с большими усами,
Спят брахманы, шудры и кшатрии,
Только ясень не спит, пошатываясь,
И ты, тоже шатаясь, спросишь у ясеня.
Он молчит. А ты ему: «Ни… себе!»
Прохожие думают: допился, говорит сам
с собою.
А ты рассказываешь: где-то прибой
Чьи-то ступни лижет,
И каждая ночь, проведенная не с тобой
Странно, но делает тебя ближе.
А потом летишь точно мяч в ворота
В точку своего невозврата.
Там все свои, и все тебе рады,
Шутят: не пей, мол, вина, Гертруда,
Любят тебя, Иуду,
Как брата.
Ты им рассказываешь под мухой:
Жили-были старик со старухой.
Родила старуха в ночь
Какую-то бестолочь.
Ни подбодрить, ни помочь,
Только тащит из дома мелочь
И пропивает, сволочь.
Первой уходит старуха, старик полгода
держится,
Каждое утро бреется, смотрит в чужие лица
и улыбается.
Его спрашивают: «Ну как?», а он: «Что мне
станется?»
Мается, но старается.
Сохнет, тает, скукоживается,
Мутный взгляд, прозрачная кожица,
Жить – не можется, помереть – не можется.
Наконец рассыпается в пепел, в труху,
Ищет свою старуху
Бессмертным духом.
А ты пьешь виски со льдом,
Носишь клетчатое, куришь мапачо,
Сначала пропьешь дом,
Потом – дачу.
И вот ты ездок беспечный,
Вечный
Бродяга.
За спиною – дорога, в кармане – фляга,
Облака как резаная бумага,
Мизерабль и голодранец,
Каждый день – макабрический танец,
Спишь в пыли, напеваешь про блю валентайнз.
Рассказываешь: смерти нет и времени нет,
Это навязанный бред.
Лучше пойти вброд,
Чем юзать чужой маршрут.
И пусть с возрастом в глубине твоего лица
Проступают черты отца,
Ты берешь трафарет и по трафарету
Выводишь автопортрет.
В каждый день ты вступаешь Каином
Неприкаянным
С окровавленным камнем.
Рассказываешь, бормочешь, ворочаешься в пыли,
Люди плывут мимо, как корабли,
У которых по плану далекие страны и города,
И норд веста кудрявая борода,
И луна, надкушена и тверда
Как буханка ржаного хлеба.
Старый порт, южный крест и седой закат,
Марракакеш, Бристоль, Пор-де-пе, Тиват,
Сто дорог, змеящихся в никуда.
Над тобою небо —
Abyssus abyssum invocat.
(Бездна взывает к бездне (подобное влечет за собой подобное или одно бедствие влечет за собой другое бедствие ).

Марьяна Романова

Abyssus abyssum invocat

Похожие записи:

И оно тоже заканчивается............
а вот и великолепные век заканчивается. Грустно.Этот сериальчик единственный почему иногда я включаю телик.С началом этого сериала связано самое прикольное время в моей жизни за последние десять ле...
Зима
Все засыпало снегом. Красиво, лыжи, коньки, но начинает надоедать. Хочется просыпаться и чтобы солнце сразу. Эй! Кто-нибудь, включите весну!