+28 RSS-лента RSS-лента

А любись оно всё конем карусельным...

Автор блога: Синяя
Йо майо! И это мужики?
Синяя +1 17 комментариев
Настроенческое
Синяя +2 1 комментарий
Раз уж тут заговорили о праздниках...
О гендерных совсем говорить не буду. Не стоят они того, ни профессиональный праздник военнослужащих, раздутый неведомо кем до всеславянского дня мужчин, ни творение Клары, именуемое международным женским.. Просто о праздниках в общем, и о новогодних в частности.
Мои восемь причин не любить новый год.
Любимого Федора цитируя
-- Человек смерти боится, потому что жизнь любит, вот как я понимаю, -- заметил я, -- и так природа велела.
-- Это подло и тут весь обман! -- глаза его засверкали. -- Жизнь есть боль, жизнь есть страх, и человек несчастен. Теперь все боль и страх. Теперь человек жизнь любит, потому что боль и страх любит. И так сделали. Жизнь дается теперь за боль и страх, и тут весь обман. Теперь человек еще не тот человек. Будет новый человек, счастливый и гордый. Кому будет все равно жить или не жить, тот будет новый человек. Кто победит боль и страх, тот сам бог будет. А тот бог не будет.
-- Стало быть, тот бог есть же, по-вашему?
-- Его нет, но он есть. В камне боли нет, но в страхе от камня есть боль. Бог есть боль страха смерти. Кто победит боль и страх, тот сам станет бог. Тогда новая жизнь, тогда новый человек, все новое... Тогда историю будут делить на две части: от Гориллы до уничтожения бога, и от уничтожения бога до...
-- До Гориллы?
-- ...До перемены земли и человека физически. Будет богом человек и переменится физически. И мир переменится, и дела переменятся, и мысли, и все чувства. Как вы думаете, переменится тогда человек физически?
-- Если будет все равно жить или не жить, то все убьют себя, и вот в чем, может быть, перемена будет.
-- Это все равно. Обман убьют. Всякий, кто хочет главной свободы, тот должен сметь убить себя. Кто смеет убить себя, тот тайну обмана узнал. Дальше нет свободы; тут все, а дальше нет ничего. Кто смеет убить себя, тот бог. Теперь всякий может сделать, что бога не будет и ничего не будет. Но никто еще ни разу не сделал.
(с) Ф.М. Достоевский, "Бесы"
О любви
Я люблю свою работу. Я приду сюда в субботу. :(
Йожегофобия
Оооо! Ёжики - это самые коварные звери во всей вселенной. Они в сговоре с художниками-мультипликаторами состоят. Уж не знаю, чего там ёжики понаобещали, чтобы их позиционировали как милых добродушных зверушек, таскающих на колючей спинке яблочки и грибочки... может грибочками псилоцибиновыми с креативщиками расплачиваются - знать не знаю и ведать не ведаю, ибо не состою ни в той (йожеговой) ни в иной (мультипликационной) когорте. Так вот. Разоблачаю. Ёжики - те еще прохвосты, да к тому же жутко шумные хищники. Пришлось мне с ними однажды близко познакомиться. Дело было прошлым летом в Курской губернии. Стояла жуткая и нереально запредельная для средней полосы России жара. В доме - душиловка, храпиловка и просто невозможно спать. Вот и решили мы с супругом ночевать под яблонькой прямо на расстеленном сердобольным братцем ковре... Проснулась Нет. Не так. Тщетно пыталась уснуть. Ближе к рассвету, едва опрокинувшись в забытие, была разбужена диким чавканьем, топотом и горячим дыханием в лицо. Разлепила очи... Никого. Серое марево. Ниху Ничего не разобрать. Но в малиннике кто-то явно топчется и сопит. Причем не один, а задорной компашкой. Нервно прижалась к мужу, пытаюсь спать - снова топот и чваканье. Эта мука продолжалась до самого рассвета. Неровные блики солнца озарили картину опустошения... молодые йожеги устроили пиршество вокруг нас, хавали забытый провиант, делали попытки отгрызть пятки и явно глумились. Утром рассказала о покушении родственникам... С меня ржали весь отпуск, говорили, что у меня глюк и йожегофобия (ведь они же такие миленькие - яблочки-грибочки перетаскивают), пока не убедились в моей правоте, когда обнаглевшие ежи стали ломиться на стол, а по совместительству коврик-кровать прямо при чуде техники - электрическом прожекторе. Они прохавали, что их тут все кроме меня считают глюком и решили, что "а и хрен с ними, чо там темноты ждать, вдруг всё сожрут и ничо не оставят, надо ломиться прям вот счаззз". Наконец то мои умственные способности были реабилитированы. Йожегов с тех пор недолюбливаю. Притворяются они невинными какангелами, коварные создания... Так вот и знайте: ежи - хищники! И все сказки про ежиков-собирателей - понты для приезжих, не иначе!
... конь просто устал
Несколько реальных историй. Может, кому настроение приподнимут.
Хистори #1. Студенческая
В старые-стародавние времена случилась такая история со студентом, ну, к примеру, назовем его Федул:
Жил Федул в общаге шумно, беспокойно, мешая остальным собратьям по грызне науки наслаждаться жизнью своим извечным пьянством, [*цензура*]ганством и тотальным дебошем. И решило братство горных инженеров отомстить ему жутко и люто. Пока Федул после очередного разухабистого вечера почивал в своей келье, взяли братья по гаудеамус игитур да и заколотили его оконце теплым верблюжьим одеяльцем, четко проштампованным заботливой кастеляншей. Прям вот взяли гвозди, да и, стоя на голове пьяного в хлам Федула, забили гвоздиками окошко напрочь. Проснулся Федул во хмелю, водицы испил, глянул на темноту в оконце да и снова на боковую отправился. И так неоднократно. Долгие часы проваландался богатырь от кровати к водопроводному крану, все так и не в силах постичь - от чего ночь за окном не прекращается. И пока хмель окончательно не выветрился, так и горевал Федул в темноте и неведении, почитай как сутки. А когда взор его окончательно развиднелся, понял горе-студент, что не тьма вселенская землю накрыла, а злую шутку сыграли с ним сокашники... И был хай великий. С матами. С проклятиями. Но пить запойно Федул прекратил. И дебоширить тоже. А все грыз науку сложную. И рюмочку только по великим праздникам себе и позволял.

Эпистолярный жанр
1. Как видела себя она
Отверженная обществом жестоким, посрамлена ликующей толпой за волю мыслить неформально, вырвавшись из рамок, навязанных ей социумом и приличием, в уединение саму себя обрекшая. Одна, в глухой и плотной тишине. Лишь темное окно, с ревущей за ним вьюгой, свеча оплывшая настолько, что копоть легким пухом взвивалась к низким потолкам, да скрип пера по дорогой мелованой бумаге, пропитанной мускусными духами. Сидела за столом дубовым в муаровых одеждах, перчатки скинув так небрежно на пол, что они, как два крыла, расправив пальцы, темнели в бархате ковра. Отбрасывая тени дрожащими ресницами густыми, писала. Много и пронзительно. И страстно расставляла запятые. Перо стонало под её рукой, вертелось в тонких пальцах ледяных и выводило черное на белом, как время рисовало белым в темных волосах. С той же неодолимостью и невозможностью прервать это движение. Она писала: "Мои друзья, не зная вас, не видя никогда и даже краем взора, так тянется моя душа навстречу вам! Так милы ваши голоса, звучащие во мне ответом вашим. Воображаю ваши лица и улыбки, походки, жесты и привычки, так радуюсь, что здесь я не одна! Люблю вас всех. И жду ответного письма..."

Как-то так.. пока что так.
Как-то так вышло, что Синяя жизнерадостная Гусеница вдруг оказалась здесь. Не знаю сама каким таким волшебным образом. Куда делся оптимизм, казавшийся неистребимым и безграничным? Проср.. протратила, наверное, утешая других, тем самым расточая себя. Печально. И говорить с теми, откуда так спешно виртуально ретировалась сил нет. Что ж, ежели веселье не фонтанирует, то, значит, пришла пора поныть и поплакаться в жилетки несчастным пользователям. Приветствую вас. Настроенческих нытиков и зануд принимаете?