Александр Суворов - Рыцарь Ордена Милосердия, или здорово, когда тебя величают «Детской вешалкой»

Автор
Опубликовано: 1099 дней назад ( 3 декабря 2013)
-3
Голосов: 5

Если верно, что имя человека как-то отражается на его биографии, то мой собеседник - Александр Васильевич Суворов, пожалуй, может служить подтверждением этому. Нет, в отличие от своего знаменитого тезки-полководца, он не одерживал побед на поле брани. Однако он прекрасно, лучше многих освоил многотрудную «науку побеждать».
Будучи слепым и глухим ребенком, Александр, подобно герою Р. Распе сумел вытащить себя из трясины, не ведающей многоцветья радуги, шелеста ветра и голосов птиц. И уже многие годы щедро помогает людям, попавшим в капкан беды, находить силы, чтобы вернуться к полноценной жизни.
Как удается? Это я попытался выяснить при встрече с действительным членом Международной академии информатизации при ООН, доктором психологических наук, ведущим научным сотрудником Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ) А.В. Суворовым.


Крупная голова. Внимательный взгляд зеленоватых глаз, нацеленный на тебя и куда-то мимо… Как-то не верится, что собеседник не только не видит, но и не слышит. Спасибо Олегу, - Олежке, как называет духовного сына, своего попечителя профессор: в течение трехчасовой беседы тот не выпускает из своей руки ладонь старшего и нажатием пальцев переводит вопросы журналиста, используя дактильный – пальцевый – алфавит. Александр Василевич отвечает, не торопясь, взвешивая каждую фразу. Быстро привыкаю к глуховатому, пусть и не всегда внятному по произношению голосу.
«Я весь из моего детства»… Эти слова Антуана де Сент-Экзюпери звучат ответом на традиционный вопрос о биографии. Родился 3 июня 1953 года в предгорьях Тянь-Шаня в нынешней столице Кыргызстана Бишкеке (тогда Фрунзе). Отец служил в милиции - следил за общественным порядком, потом охранял Верховный совет республики. Мама почти сорок лет проработала электротехником, а затем инженером на железной дороге. Дед и его семья погибли в период коллективизации от голода. Так что родители – из детдомовцев. Уже заимев детей, поздновато узнали, что являются родственниками, троюродными братом и сестрой. Медики предполагают, что это стало причиной нездоровья младшего поколения.
Александр вырос слепоглухим. Младшая сестра всю жизнь тяжело хворала, умерла от онкологического заболевания. Брат оказался умственно отсталым.
Мальчик ослеп в трехлетнем возрасте. В девять лишился слуха. Если бы не мамина самоотверженность, если бы не встречи с умными и добрыми людьми… Хотя, как признается, было предостаточно чувства обиды, одиночества, ощущения «кровавого равнодушия»…
И все же ему повезло. Он стал воспитанником только что открытого Загорского детского дома. Любопытный факт: о необходимости создания специализированного учреждения для больных ребят говорили уже давно, но лишь после отчаянного обращения на самый верх известной писательницы, тоже инвалида детства Ольги Скороходовой Н.С.Хрущев дал команду: «Открыть в двадцать четыре часа!».
Специалисты НИИ дефектологии Академии педагогических наук СССР решили доказать – слепоглухие ребята, если им помочь, способны к полной социальной адаптации. Их поддержали ученые Академия педагогических наук, АН СССР. В феврале 1971 года Суворов и еще трое воспитанников Загорского детдома стали студентами МГУ им. М.В.Ломоносова. С тех пор Александр называет своими духовными родителями доктора психологических наук Александра Ивановича Мещерякова, доктора философских наук Эвальда Васильевича Ильенкова, академика Алексея Николаевича Леонтьева.
В 1977 году с дипломом факультета психологии он приступил к работе в НИИОПП АПН СССР – ныне психологическом институте Российской академии образования.
- Ваши кандидатская, а затем и докторская работы посвящены проблемам саморазвития личности в экстремальной ситуации слепоглухоты. Обе диссертации затрагивали проблематику педагогической антропологии. Что стоит за этим термином?
- Принципы комплексного учения о человеке как о воспитателе и воспитуемом одновременно, а именно об этом идет речь, заложил еще в позапрошлом веке Константин Ушинский. Но, как нередко бывало, подвергнутое остракизму это направление науки было наново возрождено в наши дни академиком Борисом Бим-Бадом. Горжусь, что могу называть его своим другом и учителем. Это он открыл для меня огромный мир человековедения, ввел в него.
Сегодня немало любителей порассуждать о человечности, о некоей жертвенности со стороны общества по отношению к больным людям. И что показательно. От самих инвалидов человечности не ждут: что с них взять, ведь за ними приходится ухаживать. Инвалиды вроде того ослика, на которого не стоит обижаться, если он лягнет.
Для меня такой подход неприемлем. Лишь две цифры, прозвучавшие в прессе. Слепой человек теряет, по разным оценкам, до 90 процентов информации, поступающей от окружающего мира. Слух и осязание в какой-то степени компенсируют эти потери. Нетрудно представить положение слепоглухого, а таких у нас в стране, по данным последней переписи, около четырех тысяч. Впрочем, эксперты считают эту цифру явно заниженной.
Инвалид – тоже человек, член общества со всеми его правами и обязанностями. Человечность важно оборонять от всякого рода спекулянтов, нелюдей. Надо уметь постоять за себя. И вот как раз этому я стараюсь научить студентов Московского городского психолого-педагогического университета, где преподаю ныне. Веду авторский, на основе докторской диссертации спецкурс «Совместная педагогика» на факультете специальной и клинической психологии. Он посвящен проблемам совместного воспитания детей-инвалидов и детей относительно здоровых, обучению их взаимопомощи и взаимопониманию.
- От каких типичных ошибок Вы предостерегаете своих слушателей?
- Предпочитаю обходиться без нотаций, а значит, и без предостережений. Какие-то ошибки неизбежны. Такова жизнь. И все же… Занимаясь воспитанием детей, важно прежде всего ориентироваться на ребенка, на его собственные темпы развития, учиться у него, а не навязывать ему, как прокрустово ложе всякие готовые методики. Вот почему советую студентам быть терпеливее с ребятами. У каждого из них свой темп. И об этом нельзя забывать. Не надо постоянно подторапливать «под зад коленом». Умейте приноравливаться! Подчеркиваю: ни в коем случае не приносите детей в жертву каким-либо методикам. Главные методисты – сами дети. Не лишайте их возможности выбора.
- Каковы они – ступеньки суворовской «науки побеждать»?
- Началом стал обычный пионерлагерь в Ленинградской области – «Салют». Именно здесь еще в 80-х годах убедился: общение детей-инвалидов, тех же слепоглухих из Загорска, со здоровыми ребятами дает добрые результаты. В роли научного консультанта я побывал в разных регионах.
Особая страничка связана с Туапсе. По электронной почте меня однажды пригласили посетить горный палаточный лагерь «Тропа». Попасть туда можно было только пешком, по проложенной ребятами тропе. Предстояло совершить восхождение в горы. Почему бы и нет?.. Тогда-то я познакомился со своим Олегом. В экспедиции он стал проводником: шел, не отпуская моей руки. На следующее лето снова побывал в лагере. Два подростка несли длинную палку, за которую я держался как за поручень. И все обошлось. Лишь при подъеме слегка подвернул ногу…
В последние годы неоднократно работал на детских творческих дачах Волгоградской области. Заимел здесь много друзей. Вот и сейчас жду встречи с юными волжанами, которые обещают приехать в Москву.
В чем беда нынешнего детства? Мальчишкам и девчонкам поголовно не хватает мудрости старших. Недостает внимания и понимания окружающих, терпения взрослых. Те слишком заняты собой, своими заботами. Особенно тяжело сиротам, маленьким инвалидам, бомжатам, обделенным физическим и психологическим здоровьем. Учитель из Туапсе Юрий Устинов справедливо сетовал: дети засыпают и просыпаются под телевизор, под звуки новомодной техники, но только не под ласковый голос своих родителей.
Я выступил одним из автором и научных руководителей «школ взаимной человечности», где маленьким россиянам с трудной судьбой - с нарушениями слуха и зрения, болезнями опорно-двигательного аппарата, с различными соматическими заболеваниями - помогают вырваться из резервации отчуждения, не чувствовать себя изгоями. Это непросто – снять барьеры между здоровыми и больными детьми, научить их созидательному общению друг с другом. Важно понимать психологические особенности инвалидов, овладеть специальными приемами общения и помощи, не играть в человечность, а проявлять ее в конкретных ситуациях. В своих студентах вижу будущих социальных работников, воспитателей, психологов, юристов…
Просто дружу с детворой. По тому, как доверительно общаются со мной ребята, чувствую – они отогреваются. Помню парализованного мальчика, способного двигать только головой. Он писал у меня на ладони карандашом, зажатым в зубах… Разговаривая таким образом, мы оба были счастливы! Малыши, те висят на мне. Не скрою: обрадовался и возгордился, услышав свое прозвище – «Детская вешалка». Считаю это самым почетным из моих званий. Оба слова пишу с большой буквы: «Детская Вешалка».
- Ваш вклад в педагогику отмечен особыми наградами...
- Теперь уже в далеком 1993 году меня посвятили в рыцари Свердловского детского Ордена милосердия, ставшего одной из главных моих экспериментальных площадок. Вскоре я вошел в число победителей всероссийского конкурса «Добрая дюжина», став одним из тех, кого ребята признали самыми добрыми людьми в России.
Несколько лет назад мне вручили Золотую медаль имени Льва Толстого. Снова и снова вспоминаю слова великого писателя и педагога: «Человек есть дробь, у которой числитель есть то, что человек собой представляет, а знаменатель – то, что он о себе думает».
А совсем недавно, 24 июня в Доме-музее Николая Островского, что в центре Москвы, я получил необычный орден Буратино, учрежденный энтузиастами Калининградской области. Орден из янтаря, красив сам по себе. Но главное в ином. Как было озвучено, это - награда за верность идеалам детства, доброту, за создание «Школы взаимной человечности», «за смелость, остроумие, присутствие духа». Не скрою, мне было приятно оказаться в обществе кавалера ордена замечательного педагога Шалвы Амонашвили и других деятелей культуры.
- Слепоглухота не помешала Вам - писателю и поэту стать автором ряда педагогических бестселлеров. Какое место занимает в Вашей жизни культура? Расскажите о своих предпочтениях.-
- Моему единомышленнику Олегу Смолину, - познав с детства слепоту, он сумел стать доктором философских наук, депутатом Госдумы РФ, - принадлежит точное определение: «Знание без воспитания и культуры – меч в руках сумасшедшего».
Не мыслю своей жизни без книг. И как читатель, и как автор. Сейчас заканчиваю очередное свое произведение «Философия процесса, Или педагогика Тропы», о той самой детской экспедиции в Туапсе. Читаю периодику, которая издается по Брайлю в Петербурге, - альманахи, научно-популярные журналы, публицистику… Среди произведений, которые всегда под рукой, - «Как любить детей» Януша Корчака, «Педагогическая поэма» Макаренко. Ценю творчество Владислава Крапивина: оно помогает понимать детей. Время от времени перечитываю работы своего духовного наставника философа Ильенкова.
Зачитывался Некрасовым, Маяковским. Настоящим открытием для меня стала поэзия Твардовского. Люблю детскую литературу, особенно сказки, фантастику. Они будят воображение. По-настоящему увлекся «Розой мира» Даниила Андреева, книгой о судьбах человека и человечества, полной фантастики и глубоких философских раздумий.
Из музыки предпочитаю вальсы и польки Иоганна Штрауса.
- А как Вы слушаете музыку?
- Мальчишкой, еще не потеряв слуха, я мог часами слушать духовой оркестр, что играл в городском парке. Родители думали, что растет второй Чайковский. В шесть лет мне купили баян. Но подступила глухота. Инструмент перешел к моей младшей сестре. А я до сих пор не расстаюсь с губной гармошкой. Кстати, работая с больными детьми в пионерлагере, я приобрел для них целую игротеку, в том числе и губные гармошки. Музыка по-прежнему влечет к себе. Я наслаждаюсь ею, прижимая к ушам музыкальные колонки, включив их на полную громкость. Жаль, конечно, что квартирные условия не очень-то приспособлены для этого.
- Взаимоотношения с медициной?
- Давно уже осознал: врачи не всемогущи. Но они порой делают, казалось бы, невозможное. Благодарен Екатерине Щербаковой, доценту 55-й Московской клинической больницы. Еще будучи студенткой она организовала для меня консилиум авторитетных медиков- ученых. Мне поставили суровый диагноз - генетическая болезнь спинного мозга, атаксия Фридрейха. Недуг вызывает демиэлинизацию проводящих нервных путей, нарастающую потерю чувствительности. Маячит угроза паралича. Ее отодвигает регулярная госпитализация в клинике, «подлечивание» помогает организму поддерживать статус-кво…
Благодарен профессору 55-й больницы Адаму Иванокову, другим врачам клиники. Не могу не вспомнить добрым словом врача, с которой познакомился в Туапсе, доктора медицинских наук Викторию Кушкову. Опытный вертеброневролог, она просто спасает меня особым массажем позвоночника.
К сожалению, - и об этом тоже не в силах умолчать, - сегодняшнюю медицину разъедает как ржавчина погоня за рублем, коммерциализация. Отсюда черствость, невнимание к больным, особенно инвалидам. Отсюда анекдоты о врачах: «Будем лечить или пусть еще поживет?».
Давний эпизод, но вот ведь - гвоздем в голове. Как-то мне пришлось обратиться в местную поликлинику: сам простудился, захворала мама.
Прибывший участковый прописала мне лекарство, а к маме даже не подошла: вызов неправильно оформлен… До сих пор помню мамино: «Это не врач!».
Вот и в 55-й больнице, куда я собираюсь в очередной раз лечь и где, казалось бы, ко мне должны уже привыкнуть, возникают неприятные коллизии. Медперсонал порой словно бы забывает, что перед ними слепой и глухой пациент. Приносят завтрак и даже не прикоснутся, чтобы дать понять, привлечь внимание. Это обижает.
- Знаю, что Ваш пример выступает для многих врачующим фактором…
- Ребятам, особенно в трудную минуту, нужен добрый советчик, ненавязчивое, заинтересованное соучастие.
Как-то ко мне обратилась юная девушка. Врачи поставили ей страшный
диагноз: саркома, запущенный процесс. Как жить дальше, если уже обозначена граница дороги? Это была Настя Петрова. Девушка хорошо рисовала. Мечтала стать художницей. Что посоветовать? Я сказал, что в любом случае время надо использовать для жизни. Сколько бы его ни оставалось!.. Никогда не надо заранее оплакивать себя. Я говорил это и другим ребятам, порой безнадежно больным, с которыми не раз сталкивался. И они не сдавались до последнего. Напротив, помогали побороть беду другим.
А Настя, окончив, школу, поступила в Смоленский университет выучилась на психолога. Оказалась сильнее сурового приговора. Несмотря на сложную семейную ситуацию: больная мать, непутевый брат… Позднее навещала меня в больнице. Знаю, что готовила материал для диссертации…
Сколько таких примеров!..
Не устаю твердить родителям: время детства проходит безвозвратно. Особенно нелегко тем, кто болен. Врачи врачами. Ребенок же должен учиться, готовиться к тому, чтобы жить со своим недугом. И здесь во весь рост встают не только физические, но и психологические проблемы. Обеспечить сохранность интеллекта, особенно «трудного» ребенка – задача, в решении которой велика роль всего общества.
- У Владимира Высоцкого есть стихотворение «Я не люблю»… А что не прощаете Вы окружающим? Какие качества цените?
- Я достаточно капризный человек. И «каприз» мой заключался в том, что всегда претендовал, был нацелен на человеческие пределы, а не какие-то ограниченные, инвалидные. В этом смысле мы с полководцем Суворовым на одной стороне баррикад…
Не приемлю бездушия, в любых формах. Как и агрессивности. Она обусловлена глупостью человека. Не по мне, когда навязывают чужое мнение. И напротив - ценю отзывчивость, готовность придти на помощь, не посягая на волю тех, кому помогаешь. Вы заметили: часто любовь путают с рабством. Любят и порабощают. А ведь настоящая любовь освобождает. Меня этому научили дети. Как бы я ни любил ребенка, я готов отпустить его на все четыре стороны, предоставив ему свободу. И пусть мне при этом очень грустно. Значит, я сам виноват, что ему со мной неинтересно.
- Если бы перед вами оказалась Золотая рыбка, какие три желания Вы бы попросили ее выполнить?
- Пожалуй, чтобы мне до последнего мига удалось избежать прозябания. Чтобы была возможность заниматься творчеством. До самого конца.
Хочу, чтобы мой духовный сын Олег Гуров – студент четвертого курса Московского городского психолого-педагогического университета, спокойно доучился, удачно определился бы со своей профессиональной судьбой и имел в жизни, пусть скромный, но все-таки достаток.
Ну, а третье желание, – чтобы от моей жизни была польза и после смерти. Если, как мне об этом пишут, я сегодня поддерживаю людей самим своим существованием, то хочу, чтобы мой опыт был востребован и потом, позже.
- Что помогает Вам наперекор судьбе оставаться оптимистом?
- Вы знаете, прав американский генерал Эйзенхауэр: «Пессимизм не помог выиграть ни одной битвы»…
На моем пути было немало славных людей. И я не мог обмануть их ожиданий. Это было бы свинством с моей стороны. Специально я не закалял свой характер. Просто не хотел скучать. Как ребенок, по-прежнему верю: можно быть хорошим человеком. И упрямо стараюсь им быть. Не притворяться хорошим – быть им. Поддерживаю по мере сил максималистский уровень требовательности к себе. Без скидок на инвалидность.
- Извините, пожалуйста, если вопрос покажется некорректным: Вы не думали о создании собственной семьи?
- Слишком много примеров загубленной любви. Семья стала насквозь расскандаленная. Конечно, хотел бы иметь своих детей, но боюсь, что могут быть нездоровыми: браков лиц с наследственной инвалидностью лучше не допускать. Ныне создание семьи превратилось в эксперимент с непредсказуемым концом. Я не решился экспериментировать.
Хотел бы проиллюстрировать эти мысли своим стихотворением:

Я хочу, чтобы были дети,
Но боюсь, что будет жена,
И меня до дурдома и смерти
Доконает склокой она.
Идиоты, что вы наделали –
Тьма родных, друзей и врагов!
Вы скандалами черно-белыми
Загубили веру в любовь,
Захлестнули петлей сочувствия.
И дыхание прервалось.
И семья стала штука гнусная,
Проскандаленная насквозь.
А поверить в любовь так хочется –
Полюбить и счастливым быть…
Сердце в страхе скандалов корчится,
Не пуская нормально жить.


- Любимый афоризм?

- Мне дороги строки Твардовского: «Жесткие сроки – отличные сроки. Если иных нам уже не дано».


Михаил Глуховский

Фото: А.В. Суворов

http://www.avsuvorov.ru/

Похожие записи:

НОВЫЙ ГОД
Дорогие мнеплохианцы, скоро один из самых сказочных праздников - Новый Год))) Я думаю, что поздравиться между собой мы ещё успеем))) А сейчас я хочу всем предложить стать на некоторое время Дедами ...
Водопад Лошадиный хвост
Очередное чудо природы — очаровательный и зрелищный водопад Лошадиный хвост в парке Йосемити стал известен благодаря своей февральской красоте. В это время, лучи яркого солнца очень эффектно отража...
Комментарии (2)
ириска # 14 декабря 2013 в 15:37
1127153982
дядо Мраз # 14 декабря 2013 в 16:01
Эйзенхауэр был прав. Хорошие слова.